Интернет-портал архивной службы Ярославской области


Удаленное взаимодействие граждан с архивными учреждениями
Публикации
Главная » Деятельность » Публикации » Публикация 7

 

Документы ЦДНИ ГАЯО о революционных потрясениях 1917 года в Ярославском крае (обзор)

«Теперь октябрь не тот,
Не тот октябрь теперь.
В стране, где свищет непогода,
Ревел и выл
Октябрь, как зверь,
Октябрь семнадцатого года».
С.Есенин. Воспоминание. 1924 год.

2017 год — юбилейный для российской истории. Ровно сто лет назад в результате революционных событий 26—28 февраля (по старому стилю) 1917 года в Петрограде было низложено царское правительство, что повлекло за собой отречение от престола императора Николая II (2 марта), и ознаменовало начало совершенно новой эпохи в жизни нашей страны. А спустя еще несколько месяцев 24—26 октября (по старому стилю) 1917 года в результате очередного переворота было свергнуто Временное правительство и началось установление советской власти. Юбилей таких поворотных событий в российской истории неминуемо привлекает внимание со стороны профессиональных историков, краеведов и всех интересующихся событиями 1917 года к исследованию феномена революций в целом и их последствий в частности. В связи с этим ЦДНИ ГАЯО запланирован цикл выставок и статей, посвященных революционным событиям 1917 года в Ярославском крае, открывающийся данной статьей, основная цель которой облегчить поиск информации для будущих исследователей.

1917 год стал тревожным, непонятным временем для Ярославля, впрочем, так же, как и для всех остальных территорий Российской империи. Однако, следует заметить, что он прошел для ярославцев достаточно спокойно, без военных потрясений. Известие о государственном перевороте в Петербурге достигло Ярославля утром 1 марта 1917 года. Вечером того же дня в помещении Губернской Земской Управы состоялось собрание из представителей рабочих организаций, групп интеллигенции и представителей волостей, на котором был выбран Комитет общественной безопасности. На него были возложены функции охраны порядка и выполнения распоряжений Временного правительства. Параллельно с этим в том же здании произошло организационное оформление другой политической силы — Совета рабочих депутатов. 3 марта по распоряжению Комитета общественного порядка был арестован последний губернатор Оболенский Н.Л., жандармы, охранники и полицейские. Ярославским губернским комиссаром от Временного правительства стал кадет генерал К. К. Черносвитов.1

Период от февраля к октябрю стал временем оформления и борьбы основных политических сил в губернии за привлечение на свою сторону населения, а для простых жителей области он стал временем нарастающего хаоса на фоне разрухи в городах и селах, повышения цен и усугубляющегося продовольственного кризиса. Как писал в своих воспоминаниях ярославский большевик Доброхотов Н.Ф.: «кто имел уши, чтобы слышать и глаза, чтобы видеть — тот слышал подземные раскаты, сотрясающие основы старого мира, и видел, как в глубоких пластах масс совершается великий исторический переворот».2

Известия об октябрьских событиях в Петрограде достигли Ярославля утром 26 октября, заставив различные политические силы по-разному отреагировать на произошедшее. Так на состоявшемся в тот же день заседании Ярославской городской думы городские гласные высказались за поддержку свергнутого Временного правительства. А 27 октября в Ярославле состоялось заседание Совета с участием рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, на котором большинство проголосовало за передачу всей власти Советам, после чего меньшевики и эсеры покинули зал заседания, тем самым обозначив будущий политический раскол.3

Красногвардейцы с фабрики «Красный перекоп». Ярославль, [1918]. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 394, оп. 5, д. 87, л. 1.

Приступая к изучению истории революционных трансформаций 1917 года на территории Ярославского края по документам ЦДНИ необходимо учитывать тот факт, что Центр документации новейшей истории Государственного архива Ярославской области — это бывший партийный архив, в котором находятся на хранении документы областных, городских и районных организаций ВКП(б)-КПСС, профессиональных союзов и общественных организаций, а также документы по личному составу партийных органов (содержащие личную информацию только на членов ВКП(б)-КПСС). То есть большинство сохранившихся в архиве материалов раскрывает революционные события с позиции большевистского движения, и, как следствие, представляют интерес для исследований по истории зарождения кружков РСДРП, их деятельности, участии в революции, по истории становлении советской власти в губернии. Однако многие документы, не смотря на то, что они были собраны большевиками, дают в целом очень интересную информацию и о жизни в губернии накануне и в 1917 году, и о ходе революционных событий.

Большая часть документов, отложившихся на хранении в Центре Документации новейшей истории, датируются уже 1918 годом и последующими за ним годами. Так в одном из основных фондов, а именно в фонде Ярославского губернского комитета ВКП(б), состоящем из 11 965 единиц хранения, имеется всего три дела за 1917 год — это протоколы первой (4—5 октября), второй (15 октября) и третьей (5 декабря) губернских конференций РСДРП(б). Они практически не содержат в своем составе информации о революционных событиях в Ярославле и губернии, однако, представляют безусловный интерес в плане истории организационного оформления одной из основных политических сил в революции, в итоге пришедшей к власти. Так, интересен тот факт, что на второй губернской конференции 15 октября в открытую прозвучала идея о предопределенности захвата власти в стране и была озвучена главная цель большевиков — подготовка этого захвата.4 На третьей губернской конференции, например, среди прочих обсуждался вопрос об отношении большевиков к Учредительному собранию. По их мнению, Учредительное собрание — это «последняя иллюзия народных масс», оно не сможет удовлетворить их требования, потеряет свой авторитет и будет вынуждено уступить место «истинно народной власти Советов».5

В составе фонда Ярославского губкома ВКП(б) также имеются 8 440 единиц хранения по личному составу, среди которых можно найти личные дела как известных ярославских революционеров (Доброхотов Н.Ф., Петровичев Г.И.6), так и простых ярославцев первыми вступивших в ряды РКП(б) и принимавших участие в событиях 1917 года.

Петровичев Г. И. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 7302, оп. 2, д. 92, л. 27.

Поэтому, принимая во внимание все вышеуказанные факты, основу для исследователей при изучении истории революционных потрясений 1917 года будет представлять фонд отдела истории партии. Фонд Отдела истории партии (Истпарта) ЦДНИ ГАЯО состоит из 245 единиц хранения. Это дореволюционные, революционные документы, документы по истории Гражданской войны и архивные дела собственно о деятельности Истпартотдела. Начало формированию этого фонда было положено принятием соответствующего решения Президиумом Ярославского губернского комитета ВКП(б) от 3 января 1922 года о необходимости организации бюро истории партии.7 Ярославский отдел истории партии работал под непосредственным руководством Истпарта ЦК ВКП(б), созданного на основании Постановления Совнаркома РСФР от 22 сентября 1920 года. В 1923 году Ярославское бюро было введено в аппарат губкома ВКП(б) на правах отдела. В 1929 году в связи с проведением административно-территориальной реформы, ликвидацией Ярославской губернии и созданием Ярославского округа Истпартотдел был передан в ведение Ярославского окружкома ВКП(б).8 В начале 1930 года Истпартотделы Ярославского, Костромского и Владимирского окружкомов были ликвидированы согласно Постановлению Секретариата ЦК ВКП(б). Руководивший на тот момент Ярославским окружным Истпартом Ж. М. Гутман остался на прежнем месте и продолжил свою работу, будучи зачисленным в штат Ивановского областного отдела истории партии в должности научного сотрудника.9

Состав документов фонда отражает основные вехи работы истпарта. При первом руководителе О. И. Розановой ключевым направлением деятельности стала подготовка материалов к следующим сборникам: 1922 г. — «Из истории Ярославского белогвардейского мятежа», 1924 г. — «К 30-летию расстрела рабочих на ЯБМ (1895)», 1924 гг. — «Материалы по истории Ярославского белогвардейского мятежа»; при сменившем ее в 1924 году Ж. М. Гутмане — «Ярославль в первой русской революции», «Борьба за октябрь в Ярославской губернии».

Для разработки очерков был собран огромный материал из архивных фондов, всевозможных хозяйственных, административных и общественных учреждений до и послереволюционного времени, ярославских газет 1914—1921 гг. и других печатных материалов (листовок, прокламаций), различная переписка, протоколы Городской Думы, Военно — Революционного Комитета и Советов. Были подняты и проработаны дела из архивных фондов Канцелярии Ярославского Губернатора за 1914 — 1917 гг., Жандармского Управления за 1914 — 1917 гг., Охранного Отделения за 1914—1917 гг., Окружного Суда за 1914–1917, Воинского начальника и губернского Военкомата за 1914 -1921 гг., Революционного трибунала и Губернского Суда за 1918—1921 гг., губкома ВКП(б) и других партийных органов. Кроме того, проводилась большая работа по сбору документов с мест. Так 1 февраля 1926 года было созвано организационное совещание местных работников, по итогам которого была создана группа содействия Истпарту из 22 человек. Позже, 9 июля Секретариат Губкома постановил выделить уполномоченных по Истпарту при Укомах и Райкомах, которые активно занимались выявлением и сохранением материалов по истории Октябрьской революции на местах.10

Учитывая все вышесказанное, следует отметить, что значительная часть дел фонда Истпартотдела — это составленные на основании проработки огромного материала, состоящего из документов, воспоминаний и газетных публикаций, хроники революционных событий края. Так, в составе фонда сохранились Хроника революционных событий в Ярославле и губернии за период 1902—1907 гг.,11 Хроника событий 1905 года в Ярославле (по материалам из газет)12, Хроника 1917 года в Ярославской губернии,13 Хроника профессионального и рабочего движения в Ярославской губернии за 1917—1918 гг.,14 Хроники революционного движения в Ярославле в 1918 году15, в 191916 и в 192017 годах, Хроника по истории Гражданской войны в крае за 1917—1918 гг.18 Кроме того были составлены Хроники революционных событий по городам и уездам Ярославской губернии (Мологскому, Пошехоно-Володарскому уездам, городам Данилову и Рыбинску и др.).19

Также в фонде отложился большой блок документов, характеризующих положение в Ярославской губернии накануне революции. Безусловно, особый интерес представляют собранные сотрудниками истпартотдела Донесения Начальника Ярославского губернского жандармского Управления Директору Департамента Полиции о настроениях народных масс за 1915–1916 годы. Данные документы скрупулезно раскрывают отношения всех существовавших на тот момент сословий к основным вопросам, стоявшим на повестке дня у жителей Российской империи, как то: война, продовольственный кризис, отношение к центральному и местному правительству, Государственной Думе, революционным организациям. Донесения наглядно показывают нарастание в обществе антимилитаристских, оппозиционных настроений, подготовивших почву для будущих революционных событии. И, что особенно интересно, Начальнику Ярославского губернского жандармского Управления приходилось констатировать тот факт, что даже среди таких слоев населения, как дворянство, духовенство и земские и городские деятели к началу 1917 года преобладали критически безразличные или явно оппозиционные настроения по отношению к центральной власти.20

Еще один блок собранных документов отражает деятельность кружков РСДРП на территории Ярославской губернии в предреволюционное время. Подборка копий жандармских донесений вышестоящему начальству, характеризующих работу кружков РСДРП на территории Ярославской губернии, дает исследователю информацию о проводимых обысках на квартирах их членов и слежке за их деятельностью, начиная с 1914 года и до революции.21 В подборке обвинительных актов и приговоров Ярославского окружного суда по деятельности организаций РСДРП в г. Ярославле и уездах Ярославской губернии можно найти выдержки из текстов воззваний большевиков, интересную информацию о том, как велась подпольная работа по подготовке свержения самодержавного строя, как люди попадали в кружки РСДРП, какого было их социальное происхождение и образ жизни. Анализ данной информации в свою очередь позволяет представить типичный портрет революционера-подпольщика начала XX века.22 Второй большой блок собранных документов характеризует уже легальную работу большевиков после февральской революции 1917 года. Здесь можно найти Устав Московской областной организации РСДРП от 21 апреля 1917 года (отделения РСДРП на территории Ярославской губернии входили в ее состав)23, протоколы заседаний думской фракции Ярославской организации РСДРП(б), списки кандидатов в гласные Ярославской городской думы от большевиков, а также переписку Ярославского бюро РСДРП(б) с губисполкомом и городской управой, переписку Ярославского губернского бюро Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов с Петроградским Советом и районными Советами Ярославской губернии по политическим вопросам.24 Особый интерес для исследователей, безусловно, будет иметь также сохранившаяся в фонде истпарта подборка Протоколов общих собраний членов РСДРП(б) и заседаний Ярославского бюро РСДРП(б) за период с мая по декабрь 1917 года.25 Данные документы содержат ценную информацию об организациях большевиков на местах, об их пропагандистской работе, о подготовке к Съезду Советов, к выборам в Учредительное собрание и Ярославскую городскую Думу, то есть дают полное представление о работе, проводимой ярославскими большевиками между февральской и октябрьской революциями. Здесь также необходимо особо отметить наличие в фонде такого документа, как подлинник Протокола Ярославской городской конференции РСДРП от 26 октября 1917 года (то есть на следующий день после событий в Петрограде) с подробным обсуждением текущего момента, докладов о настроениях с мест и о влиянии большевиков по всем основным заводам и полкам, расквартированным в городе.26

Интересный материал о повседневной жизни Ярославля в первые месяцы (ноябрь 1917 — февраль 1918 гг.) после революционных событий октября 1917 года дает подборка докладов Ярославской Городской Управы Ярославской Городской Думе. Здесь можно найти информацию о решении продовольственного вопроса, о работе городского трамвая, о прибавке к жалованию преподавателям торговых школ и коммерческого училища, о гражданской милиции и по многим другим вопросам. Вместе с тем указанные месяцы — это последние месяцы работы и самого существования данных организаций. На смену им пришли Советы.27

Отделом Истории партии также была проделана огромная работа и приняты всевозможные меры для получения воспоминаний от активных участников и свидетелей революционных событий на территории Ярославского края. В связи с этим внушительный блок документов из фонда Истпарта составляют воспоминания, как известных политических деятелей Ярославской губернии (Доброхотова Н.Ф., Ворохова Н.П.28) , так и простых участников революционных событий. Здесь можно найти воспоминания рабочих и работниц фабрики «Красный Перекоп», бывших красноармейцев, участников революций 1905 и 1917 годов и забастовок, участников подавления белогвардейского мятежа 1918 года. Воспоминания затрагивают самые разные аспекты жизни Ярославля между революциями 1917 года, повествуя о том, как были встречены вести из охваченного восстанием Петрограда, об организации демонстраций в городе Ярославле, об освобождении политзаключенных из тюрьмы в Коровниках (в фонде также имеется по фамильный список всех освобожденных политических ссыльнокаторжных арестантов29), об организационном оформлении партии большевиков, о борьбе за передачу власти Советам.30 Отдельные блоки воспоминаний повествуют о том, как развивались дела в уездах Ярославской губернии (Рыбинском, Мологском и Мышкинском).31

Особо необходимо подчеркнуть, что в фонде имеются воспоминания не только о революционных событиях в г. Ярославле и Ярославской губернии, но и о событиях в столице. Так, например, ярославский коммунист Доброхотов Н.Ф. являлся делегатом II Всероссийского съезда Советов и весь конец октября 1917 года находился в самой гуще событий в Петрограде, о чем оставил не просто воспоминания, но и снабдил их своими интересными размышлениями о судьбе России того времени.32 Кроме того, они написаны очень простым, но вместе с тем почти художественным слогом, поэтому будут интересны широкому кругу читателей. Поистине уникальным документом является случайно попавший и сохранившийся в фонде отдела истории партии под условным названием «Дневник белогвардейца».33 Это 34 листа интересного материала о жизни нашего края и страны в целом в переломный момент истории (с 1913 по 1918 гг.), рассказанный от лица молодого человека, чье имя, к сожалению, не сохранилось. Повествование начинается с мирного еще 1913 года, подробно затрагивает вопросы быта, учебы, времяпровождения ярославской семьи, затем страшные события 1917—1918 гг. в Ярославле и Петрограде, первые Декреты советской власти, расстрелы и разграбления церквей, и все это через призму личных переживаний и переживаний за судьбу страны, мыслей и надежд молодого белогвардейца.

Доброхотов Н.Ф. 1930-е гг. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 7302, оп. 1, д. 2378.

Помимо воспоминаний в фонде Истпарта также большое количество сохранившихся дел — это биографии и автобиографии известных деятелей революции и простых членов РСДРП. Часть из них представлена в форме повествований, часть в форме подготовленных архивных справок, многие снабжены фотографиями. Особый интерес, безусловно, представляет сохранившаяся в фонде автобиография Е. М. Ярославского, известного революционера, партийного деятеля, идеолога антирелигиозной политики и одного из организаторов стачки текстильщиков на ЯБМ в 1905 году, написанная им самим и имеющую его подлинную подпись.34 Среди сохранившихся дел также можно найти биографии таких известных ярославских деятелей революции, как Будкина П.А. — члена Ярославского городского бюро РСДРП(б) и исполнительного комитета Ярославского городского Совета рабочих и солдатских депутатов, делегата V Всероссийского съезда Советов35, Доброхотова Н.Ф. — делегата II Всероссийского съезда Советов, председателя первого постоянного послереволюционного исполкома Ярославского городского Совета, председателя Ярославского губернского исполкома (1918 г.)36, Нахимсона С.М. (с фото и личной подписью) — известного революционного деятеля, военного комиссара Ярославского округа (в деле также имеется последняя речь Нахимсона С.М.)37.

Будкин П. А. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 7302, оп. 2, д. 92, л. 4.

Далеко не последнюю роль в подготовке и проведении революции сыграли профессиональные союзы. Ценную информацию по истории организации и деятельности профессиональных организаций Ярославской губернии в дореволюционный, революционный и послереволюционный период можно найти также в фондах Ярославского губернского Совета профсоюзов и Ярославских губернских отделов профсоюзов (например, совторгслужащих, деревообделочников, металлистов, работников водного транспорта38).

Что касается фонда Ярославского губернского Совета профсоюзов, то в его составе особый интерес представляют документы комиссии по изучению истории профессионального движения (Истпрофа). Начало их планомерному собиранию было положено 8 сентября 1925 года, когда при культурно-просветительном отделе Ярославского губернского Совета профессиональных союзов была сформирована комиссия по изучению истории профессионального движения в Ярославской губернии (Истпроф) в составе 3-х человек.39 Непосредственным толчком к началу этого процесса послужила резолюция VI Всероссийского Съезда профсоюзов, в которой прозвучал настойчивый призыв к необходимости регулярного отбора особо ценных документов, отражающих историю профессионального движения в связи с юбилеем революции 1905 года. Поэтому деятельность ярославского Истпрофа свелась в основном к собиранию, изучению и обработке документов по истории профессионального движения 1905—1907 гг. в губернии, а также, в связи с празднованием десятилетия Октябрьской революции, по истории профдвижения, начиная с 1917 года. По рекомендациям Истпрофа в центре и на местах подлежали отбору и копированию особо ценные документы, газетные публикации, используемые для составления хроник событий, а также личные воспоминания.40 На основании собранных документов была проведена работа по составлению кратких очерков и исторических справок о возникновении губернских, уездных и районных отделов и комитетов профсоюзов, которые и составляют основную часть сохранившихся в фонде дел. Так же на основании собранных документов к десятилетию Октябрьской революции был подготовлен очерк по истории профсоюзного движения в губернии за 1917–1927 года.41

Наконец, фонд «Фотоколлекция» ЦДНИ ГАЯО имеет в своем составе интересную подборку фотопортретов всех упоминавшихся выше известных ярославских революционеров: Доброхотова Н.Ф.42, Закгейма Д.С.43, Ворохова Н.П.44, Розановой О.И.45, Нахимсона С.М.46, Будкина П.А.47 и многих других, а также фотоальбом участников революционного движения и установления советской власти в Ярославской губернии48.

В заключении хотелось бы подчеркнуть, что фонды ЦДНИ ГАЯО могут предложить исследователям интересную документальную информацию о революционных событиях 1917 года, как в Ярославле, так и за его пределами. И наиболее полно данная тема нашла свое отражение в документах фонда истории партии. Результаты кропотливого труда Истпартотдела и работавшего с ним в связке Истпрофа не потеряли своей актуальности и в наши дни. Их сотрудниками в сложные для нашей страны годы был собран, обобщен и сохранен ценный исторический материал, затрагивающий основные вехи истории Ярославского края предреволюционного и революционного периода.

Статью подготовила зав. отделом информационного обеспечения и публикации документов ЦДНИ ГАЯО Шанина О.Н.

  1. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 394, оп. 5, д. 22, л. 1–3.
  2. Там же, д. 78, л. 17.
  3. Там же, д. 22, л. 117–118.
  4. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 1, оп. 27, д. 1, л. 17–18.
  5. Там же, д. 3, л. 2.
  6. Там же, оп. 17, д. 1970, 5334, 5335.
  7. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 1, оп. 27, д. 732, л. 2,4.
  8. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 394, оп. 1, д. 111, л. 20.
  9. Там же, д. 117, л. 17.
  10. Там же, д. 108, л. 61.
  11. Там же, д. 10.
  12. Там же, д. 13, 21.
  13. Там же, оп. 5, д. 22–23.
  14. Там же, оп.1, д. 36.
  15. Там же, оп. 5, д. 35.
  16. Там же, д. 45.
  17. Там же, д. 46
  18. Там же, д. 24.
  19. Там же, оп. 1, д. 33, 42, 57, оп. 5, д. 33.
  20. Там же, оп. 5, д. 80, л. 44–46, 106–117.
  21. Там же, д. 80, 18.
  22. Там же, д. 11.
  23. Там же, д. 81, л. 62, 62 об.
  24. Там же, оп. 3, д. 2, д. 6, д. 8, д. 12.
  25. Там же, д. 1.
  26. Там же, л. 177а — 180.
  27. Там же, д. 4.
  28. Там же, оп. 5, д. 68.
  29. Там же, оп. 2, д. 5.
  30. Там же, оп. 5, д. 82, 79.
  31. Там же, д. 81.
  32. Там же, д. 78.
  33. Там же, оп. 2, д. 9.
  34. Там же, оп. 5, д. 77, л. 139–153.
  35. Там же, д. 66.
  36. Там же, д. 76, л. 73–76
  37. Там же, л. 69–72, 213–238.
  38. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 1217, оп.1, д.4, Ф. 994, оп. 1, д. 278, оп.2, д. 11, Ф. 1162, оп. 1, д. 105, Ф. 1087, оп. 1, д. 1451.
  39. ЦДНИ ГАЯО. ОАФ. 1087, оп. 1, д. 1443, л. 33, д. 1451, л. 1.
  40. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 752, оп. 1, д. 1, л. 88.
  41. ЦДНИ ГАЯО. ОАФ. 1087, оп.1, д. 1455.
  42. ЦДНИ ГАЯО. Ф. 7302, оп. 1, д. 2378, 2377.
  43. Там же, д. 202, 534.
  44. Там же, д. 1397, 479.
  45. Там же, д. 663.
  46. Там же, д. 171, 624, 1438.
  47. Там же, д. 458.
  48. Там же, оп.2, д. 92.