Интернет-портал архивной службы Ярославской области


Удаленное взаимодействие граждан с архивными учреждениями
Публикации
Главная » Деятельность » Публикации » Публикация 5

 

Ярославское благотворительное общество

 в Санкт-Петербурге

 

Уроженцы Ярославской губернии составляли одно из самых больших и влиятельных землячеств в Санкт-Петербурге. Это были, в основном, крестьяне, которые приехали в Петербург в поисках заработка. Как отмечает Лурье Л. Я. в своей книге, опираясь на статистические данные, в 1842-1852 гг. в Петербург ежегодно направлялись 47,7% ярославских крестьян от общего числа взявших паспорт для того, чтобы покинуть губернию. В 1897 г. это количество составляло уже 52,8% от всех ярославских крестьян и только 13,2% из них ехали в Москву[1].

Мысль об учреждении в Петербурге общества взаимопомощи уроженцев Ярославской губернии возникла во время празднования в 1893 г. пятидесятилетнего юбилея высокопреосвященного архиепископа Ярославского и Ростовского Ионафана. Тогда проживающие в Петербурге ярославцы с необыкновенным единодушием сплотились в одну дружную семью для чествования архипастыря своей родины. Инициатором создания общества стал председатель учебного комитета при Синоде протоиерей П.А. Смирнов. Был составлен проект устава, утвержденного Министерством внутренних дел 23 сентября 1894 г., исходя из которого, Общество имело целью «доставление помощи нуждающимся ярославцам, проживающим в Санкт-Петербурге»[2].

Здание Общества распространения религиозно-нравственного просвещения (Стремянная ул., 20), где 28 декабря 1897 г. произошло торжественное открытие Ярославского благотворительного общества 

 Торжественное открытие Ярославского благотворительного общества состоялось 28 декабря 1897 г. в зале Общества религиозно-нравственного просвещения. На собрании было выбрано правление во главе с председателем Крючковым Иваном Семеновичем.

Крючков Иван Семенович (1849-1917 гг.)

 

Крючков Иван Семенович родился в 1849 г. в крестьянской семье в Рыбинском уезде Ярославской губернии. Воспитание получил в Санкт-Петербургском реформатском училище. Был женат на Ксении Арсеньевне (которая также активно участвовала в жизни благотворительного Общества) и имел пять дочерей: Евдокию, Надежду, Нину, Веру и Наталью. Благодаря своему усердию, стал купцом 1-ой гильдии, а потом был назначен статским советником и коммерции советником. Кроме того, являлся потомственным почетным гражданином, а также был выбран председателем Петербургской купеческой управы. Входил в попечительства некоторых учебных заведений и благотворительных обществ[3].

Жетон Ярославского благотворительного общества в Петербурге- лицевая  и оборотная сторона.

Цель Ярославского благотворительного общества: «доставление помощи нуждающимся ярославцам, проживающим в Санкт-Петербурге».

 В состав Ярославского благотворительного общества принимались лица обоего пола, всех состояний и званий, за исключением несовершеннолетних, учащихся в учебных заведениях, состоящих на действительной военной службе, нижних чинов, юнкеров и подвергшихся ограничению прав по суду. Члены Общества разделялись на почетных, пожизненных и действительных. Управление делами возлагалось на Правление общества и общее собрание его членов. Само же Правление состояло из председателя, его товарища и восьми членов, избираемых общим собранием.

Средства, на которые существовало Общество, складывались из:

- членских взносов;

- доходов от капиталов и имуществ Общества;

- пожертвований членов Общества и посторонних лиц деньгами и предметами;

- сбора по подписным листам и книжкам, а также сбора в кружки, которые выставлялись в магазинах и разных торговых учреждениях по соглашению с их владельцами.

Также Ярославскому благотворительному Обществу разрешалось проводить литературные вечера, концерты, спектакли и т.п. увеселения. Надо заметить, что особое внимание сосредотачивалось на ежегодных устройствах музыкально-литературных и танцевальных вечеров. «Вечера эти отличались необыкновенным многолюдством и оживлением, при вполне семейном характере. Кроме приятного времяпрепровождения и испытанного художественного удовольствия посетителями вечеров, они приносили и значительную материальную поддержку средствам Общества»[4]. Так, например, в 1900 г. чистой прибыли от проведения этих вечеров, было получено 2585 руб. 56 коп.[5], а в 1908 г. – 4827 руб. 80 коп.[6] По общему признанию эти вечера «производили приятное впечатление на присутствующих и содействовали взаимному сближению земляков»[7].

Согласно уставу, Общество, оказывая помощь, не делало никакого различия между людьми разных сословий и общественных положений. Кроме того, такая поддержка была не только материальной, но и нравственной. Забота и попечение о подрастающем поколении, о высылаемых ежегодно с родины в весьма значительном числе в ученье и на заработки «мальчиках», по мысли учредителей, должны были составлять одну из существенных задач благотворительного Общества. По их мнению, главное условие успешной его деятельности, во имя любви к Родине, заключалось в «бескорыстном и искреннем, сердечном стремлении его членов послужить на общую пользу, без всяких сторонних видов и целей»[8].

Менее чем через два месяца после открытия Общества, в кассу поступило членских взносов и пожертвований на сумму свыше 3000 руб[9]. Помимо этого, в самом начале своей деятельности, Ярославское благотворительное общество было осчастливлено к нему вниманием архипастыря Ионафана. Им были подарены иконы Ярославской Божией Матери и Св. благоверных князей Василия и Константина Ярославских чудотворцев, а также пожертвованы 100 рублей[10].

30 декабря 1899 г. Ярославским благотворительным обществом был открыт детский приют. Он помещался на углу Матвеевской ул. (ныне ул. Ленина) и Большого пр. Петроградской стороны, д. 2-51. Помещение предоставлял бесплатно в своем доме председатель Общества Крючков И. С. Это была прекрасная квартира, располагавшаяся на первом этаже на солнечной стороне, состоявшая из 6 комнат с передней и кухней. Приютом со дня его открытия заведовала купеческая дочь Чуксанова Александра Николаевна.

Здание детского приюта Ярославского благотворительного общества, располагавшегося по адресу угол Матвеевской ул. (ныне ул. Ленина) и Большого пр. Петроградской стороны, д. 2-51.

 

 

Просьбы о принятии детей в приют проверялись по местам жительства просителей. Предварительно все дети записывались в кандидатский список и, затем, по мере освобождения вакансий, принимались дети многодетных семей или круглые сироты[11].

К старшим детям в приюте приходила учительница, которая преподавала им начальные уроки грамоты, а также сведения из Священной истории. После обеда, в хорошую погоду, воспитанники с надзирательницей отправлялись на прогулку в Александровский парк или по близлежащим к приюту улицам. В ненастную же погоду детям предлагалось или чтение или игры. При приюте имелся волшебный фонарь. Поэтому изучение священной истории, а также чтение исторического или фантастического содержания сопровождалось всегда «туманными картинами». На Рождество, для развлечения детей, устраивалась елка с раздачей подарков и гостинцев. Летом же воспитанников вывозили на дачу, которую оплачивал товарищ председатель Общества Картаев Алексей Иванович. Он всегда с любовью относился ко всем начинаниям Общества и старался ему содействовать. Как говорилось в отчетах, «никто не станет, конечно, отрицать благотворности влияния загородной жизни на худосочные организмы детей, росших первое время в городских подвалах и углах»[12].

Всех вышедших из приюта детей снабжали необходимым бельем, платьем, обувью. Все они поступили в городские школы или приюты других благотворительных обществ. Кроме того, с выходом детей из приюта, их матерям назначалось ежемесячное пособие, или в приют принимались подходящие по возрасту другие дети из их семей[13].

В 1908 г. Ярославскому благотворительному обществу поступает предложение от женского училища Принцессы Терезии Ольденбургской об учреждении детских яслей. В нем говорилось: «если бы Ярославское благотворительное Общество взяло на себя почин открыть для малолетних детей ясли, то женское училище Принцессы Терезии приняло бы на себя оборудование яслей и предложило бы Обществу бесплатное наблюдение и уход за призреваемыми детьми и вместе готово уплачивать Обществу по 300 руб. в год»[14].

Предложение было принято и ясли были открыты при приюте 26 октября 1908 г. Туда принимались дети возрастом до 2х лет. В первую очередь, Общество ставило целью придти на помощь крайне нуждающимся многодетным вдовам. Уход за призреваемыми детьми был на должном уровне: ежедневно командировались из женского училища Принцессы Терезии Ольденбургской две старшие воспитанницы, которые нянчились с малышами. Каждый день в ясли приносилось от 10-15 детей[15].

В первый же год своего открытия Ярославское благотворительное общество пришло к мысли об учреждения временного убежища для призрения малолетних ярославцев, приезжающих в столицу для поступления на работу. Для выяснения действительной нужды в таком убежище, правление обратилось к главным врачам городских больниц с ходатайством направлять выходящих из больницы мальчиков в Общество. В ходатайстве говорилось, что «выходя из больницы едва оправившимися от болезни и прямо попадая в ту же, иногда суровую и противогиегиническую обстановку (ремесленные мастерские или торговые заведения) мальчики-ремесленники и торговцы по своей слабости не могут приступить к работе, а некоторые даже лишаются мест, вследствие продолжительной болезни и, по выходу из больницы, оказываются бесприютными, других же, по состоянию их здоровья, всего полезнее было бы отправить на родину»[16]. Правление признавало полезным устроить для таких мальчиков убежище и просило глав-врачей больниц извещать Общество о мальчиках-ярославцах в возрасте от 10 до 15 лет, которые нуждались в таком роде помощи.

С течением времени, сведения о деятельности Общества проникли в среду трудящихся земляков всех возрастов. «В Правление стали поступать просьбы о приискании занятий только что приехавшему из деревни мальчику или оставшемуся почему-то без дела и не желающему возвращаться на родину. Последние ютились обыкновенно по ночлежным домам, питались сухоешкой по неделям и месяцам»[17]. Не лучшее положение было и у взрослых, не имеющих места. Как отмечалось в отчете Общества за 1908 г.: «заработать на пропитание не всегда приходится, протягивать руку решится не всякий, к землякам часто обращаться стыдно и приходится голодать до приискания места»[18]. В Правлении стали появляться мысли и об учреждении столовой для тех земляков, которые очутились без дела и ищут работу.

27 марта 1905 г. на заседании Ярославского благотворительного общества собрание попечителей почти единогласно решило безотлагательно прийти на помощь нуждающимся землякам открытием бесплатной столовой, в которой могли бы питаться не только находящиеся без занятий, но и престарелые люди, неспособные к труду.

При столовой решено было также учредить убежище для приезжающих на промыслы в Петербург мальчиков[19].

14 ноября 1905 г. было назначено днем освящения столовой и убежища. Перед «молебствием» к присутствующим обратился с пламенной речью уроженец Ярославской губернии протоирей Мальцев А. П.: «..питая отроков, пребывающих сюда с родных берегов матушки Волги, давая им приют и убежище на первых порах, мы должны во всем заменить им ихний дом и их родителей, т.е. внести сюда всю силу отеческой и материнской любви, должны дать им и пищу духовную, это – полезное чтение и занятия, необходимые для них в свободные часы. <…> Мы должны сами посещать это дорогое сердцу учреждение, входя лично в жизнь и положение каждого, должны устроить им переписку с родными, которые теснимые нуждой, послали сюда для заработков их, еще с неокрепшими силами. <…> Итак, отныне приходи сюда безвозбранно, как в отчий дом, ты пришелец и странник, пробивающий себе жизненный путь; пусть рассвет твоей жизни найдет здесь все, чтобы не угаснуть, не заблекнуть, не погибнуть!» [20]

Помещение столовой и убежища состояло из семи комнат, две из которых были отведены под столовую. Обедами ежедневно могли пользоваться 250-300 лиц. Столовая работала ежедневно с 12 до 14 часов, на входе проверялись паспорта. Состав обедающих был самый разнообразный: тут можно было встретить и престарелых, и больных, лишившихся места, и только что прибывших из деревни и ищущих дела. Семейным вдовам отпускались обеды на дом, при этом им давались увеличенные порции, чтобы оставалось и на ужин[21].

 Убежище для мальчиков было рассчитано на 10-15 человек. Каждому из них предоставлялась отдельная постель и шкафчик. За 1908 г. убежищем воспользовалось 107 мальчиков[22], приехавших из Ярославской губернии в Санкт-Петербург на промысел, а в 1912 г. это количество уже возросло до 169 человек[23]. Все они, при  содействии членов Комитета Общества были устроены на места.

Правление Ярославского благотворительно общества также рассматривало ходатайства о пособиях, как на основании обследований попечителей, так и после непосредственного ознакомления с нуждами просителей, определяло размеры и виды помощи.  Так, Общество выплачивало постоянные ежемесячные пособия, которые назначались после тщательной проверки  материального и семейного положения просивших. Этими пособиями пользовались те лица и семейства, которые были лишены возможности «пропитывать себя трудами рук своих или вследствие преклонных лет или по многосемейству, или по болезненному состоянию»[24], а также те, кто не мог вернуться на родину в Ярославскую губернию.

Также Общество выдавало нуждающимся единовременные денежные или вещевые пособия, помогало с оплатой жилья, оказывало денежную помощь учащимся, а также содействовало желающим вернуться на родину.

Причем во многих случаях члены Правления могли сами дополнительно наводить справки, обследовать положение просителей, и ходатайствовать о содействии нуждающимся перед лично известными членам правления лицами или учреждениями. Просьбы принимались два раза в неделю, по средам и субботам, с 10 до 11 ч. утра[25].

Таким образом, ярославское землячество, являющееся одним из крупных и старейших земляческих организаций столицы постепенно создало довольно авторитетное, внушительное и богатое из аналогичных благотворительных обществ в дореволюционном Петербурге, которое стало образцом для подражания и предметом зависти.

Ярославское благотворительное общество прекратило свое существование в 1918 г.

 

Виноградова Дарья Павловна,

 архивист 1-ой категории, ЦГИА СПб

 

 

 



[1] Лурье Л. Я. «Питерщики». Русский капитализм. Первая попытка. СПб. 2011. С. 218-219.

[2] ЦГИА СПб. Ф. 139. Оп. 1. 11100. Л. 239.

[3] ЦГИА СПб. Ф. 320. Оп. 1. Д. 646. Л. 1-2.

[4] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1900 г. СПб., 1901. С. 13.

[5] Там же. С. 13.

[6] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1908 г. СПб., 1909. С. 10.

[7] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1900 г. С. 13.

[8] ЦГИА СПб. Ф. 139. Оп. 1. Д. 11100. Л. 232.

[9] Там же. Л. 234.

[10] Там же. Л. 234.

[11] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1908 г. С. 26.

[12] Там же. С. 29.

[13] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1912 г. СПб., 1913. С. 26.

[14] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1908 г. С. 13.

[15] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1912 г. С. 33.

[16] ЦГИА СПб. Ф. 206. Оп. 1. Д. 147. Л. 1.

[17] ЦГИА СПб. Ф. 139. Оп. 1. Д. 11100. Л. 257.

[18] Там же. Л. 257.

[19] Там же. Л. 257.

[20] ЦГИА СПб. Ф. 139. Оп. 1. Д. 11100. Л. 258-259.

[21] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1911 г. СПб., 1912. С. 16.

[22] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1908 г. С. 24.

[23] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1912 г. С. 25.

[24] Отчет Ярославского благотворительного общества в Санкт-Петербурге за 1911 г. С. 29.

[25] Там же. С. 10.